Л. Р. Аносова Российский университет дружбы народов - страница 12


Литература

  1. Грайс, Г.П. Логика и речевое общение / Г.П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.16: Лингвистическая прагматика. - М.: Прогресс, 1986. – С.217-237.

  2. Горбаневский, М.В. [Электронный ресурс] / Язык конфликта / М.В. Горбаневский. 2005. – режим доступа: http://www.expertizy.narod.ru/ books/lang/content.htm.

  3. Никитин, М.В. Курс лингвистической семантики. – СПб.: Научный центр проблем диалога, 1997. – 758 с.

  4. Emmert P., Donaghy W. C. Human Communication: Elements and Contexts. Addison-Wesley Publishing Company. 1981, P. 138-139.

  5. Levi, D. Group Dynamics for Teams. Thousands Oaks, CA: Sage. 2001.

  6. Ting-Toomey S. Communicating Across Cultures. The Guilford Press. 1999.



Актуальные проблемы современной лингвистики

германские языки (английский и немецкий)

О.Н Антонова

Тульский государственный педагогический

университет им. Л.Н. Толстого


^ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВАРИАТИВНОСТЬ КАК СРЕДСТВО МОДИФИКАЦИИ ДИСКУРСА МАСС-МЕДИА


Настоящая статья посвящена рассмотрению вопроса о фразеологической вариативности. Затрагиваются вопросы классификации трансформированных вариантов провербиальных единиц на фонетическом, лексическом, семантическом и синтетическом уровнях

The article under consideration is devoted to the problem of phraseological variations. Such questions as the classifications of proverbial variations on different levels: phonetical, morphological, lexical, semantic and syntactical, are touched upon.

Общеизвестно, что язык как функциональная система находится в состоянии постоянного движения. Неизбежным следствием эволюции, закономерным проявлением происходящих в нем изменений, одним из фундаментальных его свойств является присущая ему вариативность языковых единиц.

А.В. Кунин под термином «вариация» понимает традиционные изменения фразеологических единиц, опираясь на тот факт, что семантическое целое фразеологизма представляет монолитное единство, из этого следует, что значения отдельных компонентов ослаблены и подчинены общей мысли. Поэтому очень часто чередование слов, даже сильно различающихся по значению, может и не вызвать нарушение тождества вариантов.

Таким образом, варианты фразеологических единиц – это лексико-грамматические разновидности пословиц, тождественные по их значению в целом, стилистическим и синтаксическим функциям и имеющие общий лексический инвариант при частично различном лексическом составе.

Рассматривая функционирование фразеологических единиц в дискурсе масс-медиа, мы в нашем исследовании придерживаемся определения, сформулированного Е.В. Поталдыковой, которая под фразеологической вариативностью понимает способность фразеологической единицы трансформироваться под влиянием контекста коммуникативной ситуации, структурируемой активными участниками массово-информационного дискурса [Поталдыкова:2004, 45].

Говоря о вариативности фразеологических единиц, следует уделить особое внимание вопросу классификации настоящих единиц. Учеными выделяются следующие типы вариативности фразеологических единиц: лексические, грамматические, квантитативные и стилистические типы. В основу данной классификации положен тот факт, что «фразеологические единицы обладают полной константностью компонентов. Фразеологические варианты тождественны по качеству и количеству значений, а также по стилистическим и синтаксическим функциям» [Кунин: 1974, 26].

1. ^ Лексический тип вариативности реализуется на лексико-семантическом уровне и заключается в том, что фразеологические единицы претерпевают семантическую модификацию на денотативном и коннотативном уровнях, однако все варианты тождественны по количеству значений, стилистическим и синтаксическим функциям.

Исследователь М.Н. Рахмилевич предлагает считать лексические варианты фразеологических единиц – одноструктурными вариантами, которые не различаются какими-то изменениями в построении предложения [Рахмилевич: 1998, 18]. По нашим наблюдениям в одноструктурных вариантах встречаются чередования абсолютно всех частей речи, однако наибольшей частотностью обладают глаголы и существительные. Далее мы считаем уместным, обратиться к примерам лексической вариативности.

«We have tried for many years to educate the public to act responsibility with their litter, but if people do not take heed and insist with deliberately dropping litter, then I would say, that the longest patience has an end. Our company is to take measures» (The New York Times, 2009).

В анализируемой статье рассказывается о попытке общественности призвать людей к ответственности в утилизации собственных отходов. Однако, как свидетельствует текст статьи, настоящая попытка потерпела серьезную неудачу. Употребление варианта пословицы подтверждает, что общественность уже устала взывать к разуму, и наступило время принятия решительных мер. Инвариант пословицы «The longest day patience hath (has) an end» можно трактовать, «День пройдет, наступит утро», обозначает, что даже самым серьезным проблемам когда-либо приходит конец и наступает разрешение, на которое так надеялись добровольцы и власти. Желаемое разрешение так и не наступило, и терпению долго ожидающих, пришел конец, о чем и свидетельствует употребление варианта «The longest patience hath (has) an end», настало время для обращения к мерам. Если узуальный вариант имеет положительную стилистическую окраску, то вариант пословицы, употребленный в контексте статьи, носит негативную стилистическую коннотацию.

2. ^ Грамматический тип вариативности реализуется на грамматическом или структурном уровне. Данный тип вариативности не связан с семантической модификацией, однако реализуется в трансформациях, связанных с опущением, заменой или количественным изменением структурного компонента. Согласно теории М.Н. Рахмилевич настоящие варианты можно считать разноструктурными, их реализация чаще всего происходит на уровне предложения. [Рахмилевич: 1998, 20]. Как показывает фактический материал, изменения конструктивного порядка, как правило, влекут за собой изменения и в лексическом составе, поэтому наиболее уместным, на наш взгляд, можно считать термин «Лексико-грамматические вариации» Например:

The staff described the top manager as an unbalanced person, who could burst in anger any moment. But they could not believe the problem, that great barkers can be biters before the accident happened (Daily, 2007).

В данной статье критикуется поступок генерального директора компании, который был известен своим горячим нравом и неуравновешенным характером, однако никто не принимал всерьез его угрозы об увольнении, считая их всего лишь разговорами. Прошло время слов и наступило время действий, без комментариев. Все сотрудники компании были уволены, для того, чтобы подчеркнуть настоящий факт автор статьи употребляет вариант пословицы, который можно трактовать, как «вначале собака долго предупреждает лаем, а затем серьезно кусает». Исходя из образности фразеологической единицы, автор статьи считает возможным сравнение генерального директора с собачкой, которая долго лаяла и наконец-то укусила.

3.^ Квантитавтивный тип вариативности реализуется во фразеологических единицах, образованных путем усечения или прибавления компонентов. Например:

America’s arms plants were pitifully small, and the business they could pick up in Europe was the crumbs fell from the table. (The Guardian, 2007)

Влияние Соединенных Штатов Америки на мировую цивилизацию несоизмеримо велико абсолютно во всех сферах, в том числе и на заводах, производящих оружие. Чтобы подчеркнуть тот факт, что американское правительство согласно даже на наличие малых долей, автор использует усеченный вариант фразеологической единицы, для достижения большего стилистического, эффекта автор прибегает к литоте в выражении «pitifully small», тем самым, подчеркивая ничтожность и незначительность всех военных заводов в Европе, подчиненных одной цели – производству оружия для войны в Ираке.

4. ^ Стилистический тип вариативности, реализуется на уровне текста и претерпевает семантическую модификацию в процессе функционирования в стилистических приемах метонимии, сравнении, метафоры, антитезы, аллюзии, хиазма, а также при смене дискурсивных сфер. Например:

Why haven’t we been told the name of the police officer responsible for shooting dead the 27-year-old Brazilian electrician, Jean Charles de Menezes. The case was not a gentle nut to be cracked and after some weeks the Metropolitan police have appointed one of their own, retired anti-corruption officer Roy Clarke

(The Daily, 2006).

В анализируем статье речь идет о случайном, по мнению полицейских, убийстве электрика, гражданина Бразилии, американским полицейским. Настоящий случай был не просто сложным, а слишком сложным, о чем свидетельствует употребление варианта фразеологической единицы not a gentle nut to crack. В настоящем варианте используется прием антитезы, направленный на противопоставление инварианта пословицы ее варианту, что в очередной раз подчеркивает определенное замешательство в разрешении проблемы. Обратившись к значению прилагательного gentle – without force , мы можем предположить, что довольно сложно считать благородным поступком арест экс-коллеги, даже если он и является преступником.

Приведенные ниже типы исчерпывают, на наш взгляд, все основные типы вариантов английских фразеологических единиц, причем, как показывает наш фактический материал, лексический тип вариативности является преобладающим.


Литература

  1. Кунин А.В. Фразеология современного английского языка /А.В. Кунин. – М., Высшая школа, 1974.

  2. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь / А.В. Кунин. –М., Русский язык,1980.

  3. Потолдыкова Е.В. Лингвопрагматический аспект фразеологической вариативности в англоязычном массово-информационном дискурсе : Дис… канд. филол. наук. – Воронеж, 2004.

  4. Рахмилевич, М. Н. К вопросу об отличии поговорки от пословицы (на материале английского языка) / М.Н. Рахмилевич. – Смоленск, 1998.



Т.И. Ашурбекова, Т.И. Рагимханова

Дагестанский государственный университет


^ КОНТРАСТ И КВАЗИКОНТРАСТ В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ РЕКЛАМЕ


В докладе вводится понятие квазиконтраста, cуть которого состоит в том, что семантически противоположные элементы соотносятся с одним текстовым референтом, а обозначаемые ими ситуации получают положительную оценку. В результате формируется привлекательный образ фирмы-рекламодателя с более универсальным набором имиджевых характеристик, чем в контексте контраста.

The paper introduces the notion of quasicontrast whose essence consists in semantically opposed elements being related to one text referent and the situations they denote receiving positive evaluation. As a result, the advertising firm is associated with a wider range of positive image features than it occurs in the case of common contrast.

В современном деловом мире фирмы стремятся к созданию привлекательного имиджа, который способствовал бы продаже их товаров и услуг. По мнению специалистов по коммуникативным технологиям, для современного бизнеса значимы такие имиджевые характеристики как сила, агрессивность, инновационный характер («движение вперед»), с одной стороны, и доверие, респектабельность, теплота («движение назад») – с другой [Почепцов: 2001, 65].

Изучение качественных текстов имиджевой рекламы на английском языке показывает, что многие из них строятся на контрасте в так называемом двухфокусном контексте, т.е. контексте с двумя объектами описания [Болдырева: 1983], которыми в нашем случае, как правило, является фирма-рекламодатель и ее конкуренты. Контраст, соотносимый с двумя текстовыми референтами, называют также контрастом по типу антитезы [Лиао Лее-Йуех: 1999]. Установлено, что он может реализоваться как в небольшом контексте (предложение, ССЦ), так и в крупных отрезках текста. В нашем случае контекстом контраста выступает все рекламное сообщение. Исследователи художественного текста пришли к выводу о том, что в выражении контраста участвуют единицы различных уровней. В порядке убывающей эксплицитности противопоставления данные единицы (контрастивы) предлагается сгруппировать следующим образом: антонимы, конверсивы, эквонимы, родо-видовые корреляты, синонимы, потенциальные контрастивы. Последние проявляют свою контрастоспособность только в контексте [Андреева: 1984]. Для настоящего исследования важно также акцентировать неоднократно отмечавшуюся ранее связь контраста и оценки [см., например Терентьева: 1997].

Рассмотрим на примерах, каким образом контраст участвует в формировании желаемого имиджа.

^ WANT

more foresight and less hindsight?

Turn to the pros. Irreversible shifts in global investment markets are putting a special premium on the ability to look ahead and evaluate the consequences of change. Drawing on more than a hundred years of financial experience, Julius Baer professionals are sharply focused on the future. Anticipating and acting on the needs of our clients in private banking, institutional asset management, investment funds, brokerage and trading. Hindsight is helpful, but foresight is essential. Put Julius Baer leadership to the test (The Economist).

В данном тексте контраст построен на антонимии слов foresight (the ability to imagine what is likely to happen and to consider this when planning for the future) и hindsight (the ability to understand a situation only after it has happened)1. В тексте обозначен лишь один контрастный фокус аттракции – Julius Baer professionals. Наличие другого фокуса контраста очевидно из контекста: это те банки, которые не обладают способностью предвидеть и планировать будущее. Для выявления структуры контраста в последующем тексте введем понятие линии контраста (ЛК) как последовательности семантически связанных элементов, соотнесенных с одним фокусом аттракции. Представим структуру контраста схематически:

Julius Baer professionals:

foresight :

ability to look ahead

sharply focused on the future

anticipating and acting on the needs

оценка: foresight is essential :

: (other banks)

: hindsight





: оценка: hindsight is helpful.

В тексте развернута ЛК foresight, представленная словосочетаниями, в состав которых входят слова с семой «будущее» (look ahead, anticipating), а также само слово future (имидж «движение вперед»). Понятие foresight, ассоциирующееся с деятельностью фирмы-рекламодателя, получает высокую оценку – essential (extremely important and necessary). Положительное оценочное давление на реципиента усиливается также за счет скрытой оценки в заголовке (предлагают обычно что-то хорошее), другого значения слова pros в первом предложении текста (pros and cons – the advantages and disadvantages), а также за счет оценочного словосочетания putting a special premium on, относящегося к одному из элементов ЛК foresight. Таким образом, посредством оценки имидж «движение вперед» навязывается реципиенту рекламы.

Рассмотрим также пример формирования имиджа «движение назад». Обратимся к рекламе банка, где в качестве обязательного элемента сообщения выступает изображение. Под рекламным текстом, который занимает примерно 1/8 часть страницы, изображена черно-белая панорама большого города, в котором угадывается Нью-Йорк. На переднем плане – небоскреб с куполом, на котором стоит огромная обезьяна – персонаж известного фильма. В правой руке обезьяны вертолет, который она намеревается запустить подобно бумажному самолетику. Текст гласит:

WHY KING KONG

^ WOULD NEVER MAKE A GOOD BANKER.

A bank can grow in two ways – upwards or outwards. Towards people or away from them. Skyscrapers are fine, but we believe we can serve you best by having 10,800 branches in 40 countries. And they are not on the top floor, but right next to you (The Economist).

В данном примере контраст основан на межчастеречной антонимии: наречие away и предлог towards передают идею разнонаправленного движения. В начале текста предлагаются общие рассуждения о возможном развитии банка, построенные на контрасте сочетаний upwards, away from people : : outwards, towards people. С обозначением контрастных фокусов аттракции, которыми являются элементы skyscrapers и we, становится очевидным, что слова upwards, away from people относятся к тем, чьи офисы располагаются на верхних этажах небоскребов, т.е. к крупным, известным банкам, а слова outwards, towards people (имидж «движение назад») – к банку-рекламодателю. Представим структуру контраста в следующем виде:

Skyscrapers :

grow upwards :

away from people :

on the top floor :

оценка: Skyscrapers are fine :

fine (=satisfactory, acceptable)

: we;

: grow outwards;

: towards people;

: right next to you;

: оценка: we can serve you best.


Как можно заключить из предложения ^ Skyscrapers are fine, крупным, известным банкам дается сдержанная оценка. Однако, если принять во внимание изображение и заголовок, становится очевидным, что реципиент рекламы может дать крупным банкам негативную оценку. Благодаря изображению, крупные банки ассоциируются с чудовищным Кинг Конгом, в то время как заголовок имеет пресуппозицию King Kong would never make a good banker. Поскольку слово good по контрасту ассоциируется с bad, заголовок фактически означает King Kong is a bad banker. Таким образом, положительное оценочное давление на адресата рекламы усиливается за счет имплицитной негативной оценки конкурентов.

Рассмотрим далее несколько примеров контрастоподобных – квазиконтрастных – контекстов:

The wisdom of experience.

^ The energy of youth.

Limitless potential.

Covisint, combining the heritage of the automotive industry and the promise of Internet technology to open a new window of possibility. Covisint is a global automotive business-to- business exchange developed by DaimlerChrysler, Ford Motor Company, General Motors, Nissan and Renault.

Here, connection increases organization. Collaboration transcends geography. Speed breeds efficiency. Knowledge is exchanged securely. This time, everyone gets to grow (The Economist).

В приведенном примере квазиконтрастным является заголовок, построенный по принципу синтаксического параллелизма и содержащий потенциально контрастоспособные лексические единицы: сочетание wisdom of experience ассоциируется со зрелым возрастом или старостью. Однако, как это явствует из контекста, мудрость опыта и энергия молодости не противопоставляются друг другу, а соединяются как положительные характеристики фирмы-рекламодателя. Подобно контрасту в двухфокусном контексте, квазиконтрастные элементы организуются в линии 1) wisdom of experience, heritage of the automotive industry, knowledge и 2) energy of youth, promise of Internet technology, speed, однако их противопоставленность нейтрализуется посредством слов combining, connection, collaboration. При помощи квазиконтраста достигается своеобразная комбинация имиджей «движение вперед» и «движение назад».

Следующий пример является креолизованным текстом. Более половины верхней части страницы занимает изображение денежных купюр различного достоинства, в оформлении которых преобладает зеленый цвет. Текст гласит:

Why green is good.

Somebody once said that a principle isn’t a principle until it costs you money. So where does this leave those companies which have embraced a more responsible social and environmental attitude? Does this make them a risky investment? Or an investment you can’t risk ignoring? Let’s look at a few facts…[Описываются финансовые достижения компании]… All of which tends to suggest two things. A company which cares as much about how it makes money, as how much money it makes, will make money. For its shareholders, its investors and its employees. And whoever coined that phrase about principles was living in the past. A past which grows dimmer and ever more distant by the day.

Profits. Principles. Or both? (The Economist).

В данной рекламе контрастно противопоставляются две точки зрения на возможность совмещения в бизнесе стремления заработать деньги (green – цвет денег; ср. Аm. greenback = banknote) и при этом заботиться об окружающей среде (green – сonnected with the environment or its protection). Согласно первой точке зрения, такое совмещение невозможно (a principle isn’t a principle until it costs you money), а понятия principle и money находятся в отношениях контрастного противопоставления, предполагающего выбор.

Согласно позиции компании-рекламодателя (Shell), принципы («движение назад») и прибыль («движение вперед») вполне совместимы (^ A company which cares as much about how it makes money, as how much money it makes, will make money): и то, и другое важно для современного нефтяного бизнеса. Таким образом, элементы Profits. Principles. в слогане являются квазиконтрастными, а вопрос Or both? явно рассчитан на положительный ответ. Смысловые отношения между словами profits и principles можно определить как противопоставление на ассоциативном уровне (profits – материальное, principles – нематериальное), а их синтаксическую связь описать как дистрибутивную эквивалентность. Следует также отметить смысловую связь слогана и заголовка, в котором у слова green актуализируются оба значения и дается ответ на вопрос Or both?: Both are good. Важно подчеркнуть, что оценка содержится в пресуппозиции заголовка и, следовательно, преподносится как нечто само собой разумеющееся.

В заключение приведем пример, в котором квазиконтраст организован по типу оксюморона:

Imagine a global financial firm with the heart and soul of a two-person organization. A world-leading wealth management company that sits down with you to understand your needs and goals. An award-winning global investment bank and premier global asset management business dedicated to giving you the most personal attention at every level. At UBS, we work to make all this a reality, every day (The Economist).

Первые члены многомерной квазиконтрастной оппозиции ассоциируются с образом «движение вперед»: a global financial firm, a world-leading wealth management company, an award-winning global investment bank and premier global asset management business. Cмысловым стержнем данной линии квазиконтраста является прилагательное global. Семантической доминантой другой линии квазиконтраста является понятие «персональный» (идея «движения назад»), вокруг которого организуется соответствующая лексика. Согласно тексту, размах деятельности компании-рекламодателя не противоречит ее способности уделить внимание каждому клиенту. Оба эти качества оцениваются рекламодателем как желательные (we work to make all this a reality). Синтаксическим контекстом квазиконтраста в данном случае является параллелизм.

Подытоживая вышеизложенное, отметим, что контраст и квазиконтраст имеют общие черты. В обоих случаях элементы проявляют тенденцию выстраиваться в многомерные оппозиции в контексте, характеризующемся синтаксической дистрибутивной эквивалентностью, и образуют своего рода семантическую сетку, вертикальные связи в которой (линии контраста и квазиконтраста) осуществляются за счет смысловых доминант, отвечающих за содержание создаваемого имиджа. Отличие состоит в том, что горизонтальные отношения между элементами двух линий контраста имеют характер антонимического противопоставления, сопряженного с противоположной оценкой. В квазиконтрастном контексте горизонтальные связи между элементами являются контрастно ассоциативными. Характеристики, передаваемые этими элементами, соединяются посредством тождественной оценки и приписываются одному референту – фирме-рекламодателю. В контексте контраста формируется одноплановый имидж, в то время как квазиконтраст ведет к созданию более универсального образа. Сопряженность контраста и квазиконтраста с оценкой способствует навязыванию желаемого имиджа реципиенту рекламы.


Литература

  1. Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. – М., 2001. – 348 с.

  2. Болдырева С.И. Процессы семантического осложнения в двухфокусном образном контексте // Интерпретация художественного текста в языковом вузе: межвузовский сборник научных трудов. – Л., 1983. – С.14-25.

  3. Лиао Лее-Йуех. Стилистика контраста в автобиографической прозе М. Горького и И. Бунина: автореф. дис. … канд. филол. наук. – СПб., 1999. – 22с.

  4. Андреева Г.В. Языковое выражение контраста и его стилистические функции в художественной прозе (на материале английского языка): автореф. дис. … канд. филол. наук. – Ленинград, 1984. – 17 с.

  5. Терентьева Л.В. Некоторые тенденции в развитии оценочно-воздействующей функции современной публицистики. 1997. URL:http://www.ssu.samara.ru/~vestnik/ gum/1997web1/yaz/199711204.html.


М.А. Банщикова

Российский университет дружбы народов

^ О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ

РЕКЛАМОГО ДИСКУРСА

В статье анализируются некоторые аспекты рекламного дискурса. Автор рассматривает особенности, цели и функции рекламного дискурса как лингвокультурологического феномена.

^ This article analyzes some aspects of advertising discourse. The author researches features and functions of advertising discourse as Linguocultural phenomenon.

Процессы, происходящие в политической, экономической и социальной жизни страны, естественным образом оказывают влияние на развитие языка и способы коммуникации. Рекламный дискурс, как один из наиболее активно развивающихся видов коммуникации, отражает все изменения, происходящие на различных уровнях языка. На протяжении последних десятилетий возрастает значимость проблематики рекламного дискурса. Роль и место рекламы в современном обществе вызывает большой интерес со стороны лингвистов, причем не только в рамках традиционной филологии, но и в области социолингвистики, психолингвистики, лингвокультурологии и ряда других направлений.

В современной лингвистике термин «дискурс» близок по смыслу к понятию «текст», однако важно дифференцировать эти понятия. Дискурс – это «когнитивный процесс, связанный с сознанием речевого поведения», в то время как текст – это «конечный результат дискурса, его часть и знаковый продукт» [Малюга: 2007]. В «Лингвистическом Энциклопедическом словаре» термин «дискурс» определяется как «связанный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их познания» [ЛЭС: 1990].

Рекламный дискурс представляет собой законченное сообщение с четко направленной прагматической установкой (привлечение внимания к предмету рекламы), сочетающее в себе характеристики как устного, так и письменного текста с определенным набором пара- и экстралингвистических средств.

Участниками рекламного дискурса являются рекламодатель и его целевая аудитория, потенциальный покупатель. Рекламодатель сообщает покупателю возможные выгоды от приобретения товара или услуги, формирует определенные знания и потребности в товаре или услуге. Рекламодатель, как концепт рекламного дискурса, обладает способностью и возможностью воздействовать и влиять. Потребитель способен и обладает возможностью подвергаться влиянию и воздействию.

К основным аспектам рекламного дискурса относят: когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты рекламного воздействия.

Когнитивный компонент связан с тем, как рекламная информация воспринимается и запоминается человеком. Данный компонент связан с ощущениями, восприятием, памятью, представлением, воображением, мышлением и т. д.

Эмоциональный (аффективный) компонент рекламного дискурса определяет эмоциональное отношение к объекту рекламной информации: относится ли к нему потенциальный покупатель с симпатией, антипатией, нейтрально или противоречиво.

Поведенческий компонент предполагает осознанное и / или бессознательное поведение человека под воздействием рекламного дискурса.

Термин «реклама» определяется как любая форма неличного представления и продвижения идей, товаров или услуг, оплачиваемая точно установленным заказчиком, которая служит для привлечения внимания потенциальных потребителей, используя при этом наиболее эффективные приемы и методы с учетом конкретной ситуации. Рекламный дискурс, исходя из выше сказанного, является одним из видов коммуникации, служащий коммерческим целям, его задачами является:

Соответственно, рекламный дискурс представляет особую разновидность дискурса, его цель – побудить к деятельности. Рекламу рассматривают как способ воздействия и манипуляции сознанием и поведением человека. Особенность данного вида дискурса заключается в том, что люди настороженно относятся к коммуникациям посредством императивных конструкций. Это объясняем тот факт, что, являясь императивным дискурсом, реклама избегает прямого выражения побуждения.

Потребителя побуждают к действию с помощью рекламного послания, которое является непосредственным носителем информационного и эмоционального воздействия. Поэтому рекламное послание должно быть построено таким образом, чтобы потребитель ему поверил. Описание и перечисление качеств и функций рекламируемой продукции не может гарантировать подобный результат. Рекламодатель должен четко представлять себе образ жизни целевой аудитории, ее досуг, предпочтений и т.п. Рекламное послание становится отражением особенностей ментальности представителей данной культуры. Рекламное сообщение – это особый лингвокультурологический феномен. Рекламный дискурс отражает систему ценностных ориентаций современного человека, адаптируясь к лингвистической среде, а частично формируя эту среду. В рекламном дискурсе мы находим национально-специфическое своеобразие общества, ментальные установки, характерные для определенных культурно-исторических условий.

Особенность рекламного дискурса как вида коммуникации заключается в том, что адресант не видит свою целевую аудиторию, так как связь между продавцом и покупателем опосредованная. Достоинством данного вида коммуникации является возможность распространить рекламную информацию за короткий срок на большой территории. Однако рекламный дискурс представляет собой односторонний вид коммуникации, так как рекламодатель не наблюдает непосредственную реакцию адресата. Кроме того, рекламное сообщение не подлежит внимательному анализирующему прочтению и воспринимается в едином информационном потоке, как правило, без четкой установки на восприятие, и адресат не располагает достаточным количеством времени, чтобы рассмотреть достоинства и недостатки объекта.

В качестве следующей особенности рекламного дискурса выделяют наличие той или иной положительной характеристики рекламируемого товара или услуги в рекламном послании.

Рекламный дискурс ориентирован на коллективного адресата и строится в соответствии с особенностями восприятия сообщения определенной группой общества. Одной из типологических черт рекламного дискурса с целью сближения с целевой аудиторией является направленность на имитацию языка потенциального покупателя. Для реконструкции реальной коммуникативной ситуации в зависимости от адресата в рекламе могут быть использованы просторечные формы, сленг, социально-групповые и профессиональные жаргоны.

Таким образом, рекламный дискурс является полем взаимодействия производителя (рекламодателя) и потенциального потребителя и рассматривается как один из видов императивного дискурса с четко направленной прагматической установкой, который служит коммерческим, воспитательным или идеологическим целям, не подлежит внимательному прочтению и отражает ценности современного общества.


Литература

  1. Гаран Е.П. Лингвокультурологические аспекты интерпретации рекламного дискурса. – Ростов-на-Дону, 2009. – 184 с.

  2. Малюга Е.Н. Функционально-прагматические особенности речевого поведения британских и американских участников межкультурной деловой коммуникации. – М.: Российский университет дружбы народов, 2007. – 196 с.

  3. Панкратов Ф.Г., Баженов Ю. К. Рекламная деятельность. – М.: Дашков и К, 2002. – 364 с.

  4. Терпугова Е. А. Рекламный текст как особый тип императивного дискурса. – Иркутск, 2000. – 204 с.


А.Ю.Гордиенко

Московский городской педагогический университет


^ МОДЕЛЬ ОПИСАНИЯ ЗНАЧЕНИЯ СИНОНИМИЧЕСКОГО РЯДА (НА ПРИМЕРЕ СЛОВ variety, diversity, range)


Статья посвящена рассмотрению семантических особенностей английских субстантивов variety, diversity, range, составляющих синонимический ряд и имеющих общий элемент значения «разнообразие в ряду».

^ The article is devoted to semantics of English synonyms variety, diversity and range, all of them indicating a number of different objects.

В данной статье рассматриваются семантические особенности английских субстантивов variety, diversity, range с общим элементом значения «разнообразие в ряду».

Для трактовки и описания значений данных языковых единиц используется понятие «качественной определенности». Прежде всего, необходимо дать определение этому понятию и пояснить, что будет далее пониматься под «объектами одной качественной определенности».

Категория качества относится к универсальным философским и логическим категориям. Первые трактовки данного базового понятия в философии встречаются уже в трудах древнегреческих философов. Так, например, Аристотель считал, что Качество есть нечто такое, «благодаря чему предметы признаются так или иначе качественно определенными» [Аристотель: 1975, 165].

Далее, когда объектами научного исследования стали системы, Гегелем была предложена системная концепция качества. Гегель определил качество как логическую категорию, составляющую начальную ступень познания вещей и становления мира, как непосредственную характеристику бытия объекта. "Качество есть вообще тождественная с бытием, непосредственная с бытием определенность... Нечто есть благодаря своему качеству то, что оно есть, и, теряя свое качество, оно перестает быть тем, что оно есть" [Гегель: 1974, 228].

Философский словарь дает следующее определение данной категории: «Качественная определенность предметов и явлений есть то, что делает их устойчивыми, что разграничивает их и создает бесконечное разнообразие мира. Качество есть существенная определенность предмета, в силу которой он является данным, а не иным предметом и отличается от других предметов...» [Философский словарь: 1991, 186-187].

Действительно, понятие «качества» приложимо ко всем объектам и вещам мира. Каждый объект есть для нас нечто определенное, то есть определенная совокупность тех или иных свойств. Совокупность всех свойств в их целостности и есть качество. Другими словами, качественная определенность объекта есть совокупность существенных его свойств, позволяющих отличать данный объект от других объектов. Таким образом, к объектам одной качественной определенности, можно отнести объекты, обладающие общими существенными свойствами, отличающими их от классов других объектов. Приведем простой пример: все шляпы – объекты одной качественной определенности, вне зависимости от того, из какого материала изготовлена каждая конкретная шляпа, какую форму она имеет и т.д. Вместе с тем, все шляпы объединены общим свойством – наличием полей. В противном случае данный головной убор будет уже не шляпой, а шапкой, кепкой, бейсболкой и т.д.

Каждая совокупность объектов одной качественной определенности есть некоторое множество.

Указание на множество вводится либо предлогом in, либо предлогом of. Так, все исследуемые субстантивы с элементом значения «разнообразие в ряду» могут встречаться в составе именной группы вида X of/in N.

При анализе семантики английских существительных variety, diversity, range следует концентрировать внимание как на признаках/характеристиках объектов, составляющих ряд, так и на типе самого множества, в которое объединены объекты.

Существительное diversity вносит информацию о наличии объектов одной качественной определенности, между которыми, тем не менее, существуют существенные различия, фиксация которых представляется важной для говорящего. Так, говорящий констатирует не просто множество объектов, но сравнивает данные объекты в их различии. Объекты данного множества, обладающие диаметрально противоположными признаками можно схематично представить в виде A ↔ B. Рассмотрим, что понимается под A и В на конкретном примере:

^ There is a great diversity of Western and Eastern cultures.

В данном высказывании объектами множества являются различные культуры – культура А – это Западная культура, культура B – Восточная. Нет необходимости доказывать, что данные культуры не просто во многом различны, но даже противоположны, как два культурных полюса с различными типами мироощущения и мировоззрения. Таким образом, для обозначения объектов с противоположными признаками использовано данное схематичное представление A ↔ B.

Наличие постулируемого признака, вносящего информацию о существенном различии характеристик объектов, подтверждается сочетаемостью существительного diversity с группой прилагательных типа enormous, great, growing, vast, considerable и т.п.; в сочетаниях типа the enormous diversity of life on earth, the vast diversity of interests within society, considerable diversity of perspectives and methods.

Существительное variety, напротив, вносит информацию о том, что объекты, составляющие множество, являются объектами одной качественной определенности, между которыми существуют незначительные различия. Так, говорящий фиксирует наличие объектов одной качественной определенности, при этом констатирует различия между ними, переходя от одного объекта к другому. Объекты данного множества можно схематично представить в виде A’ – A’’ – A’’’, где A’, A’’, A’’’ обозначают объекты, имеющие незначительные различия и являющиеся при этом в какой-то степени частями одного целого. Рассмотрим пример:

^ There is a remarkable variety of cultures in Asia.

Азиатские культуры – культуры стран и коренных народов в географическом пространстве Азии. Вместе с тем, данное понятие включает в себя общие характерные для разных стран, народов и культур Азии черты, позволяющие говорить об их культурной идентичности, то есть Азия всегда воспринималась и воспринимается как единое культурное целое. Таким образом, для обозначения объектов с незначительными различиями использовано данное схематичное представление A’ – A’’ – A’’’.

Существительное range вносит информацию о распределении объектов данного множества в заданном диапазоне, то есть в семантике исследуемого существительного присутствует идея фрагмента шкалы, в границах которой расположены объекты одной качественной определенности. Так, характеристика объекта такова, что он допускает количественную оценку.

В ходе исследования было определено, что слово variety, в отличие от range, не употребляется для обозначения такого множества, границы которого четко обозначены.

Так, например, высказывание *It's available in a variety of from 2 inches to 6 inches in diameter было оценено информантами как абсолютно неприемлемое. Как представляется, неуместность использования слова variety объясняется тем, что данный контекст задает идею количественной оценки, что и накладывает определенные ограничения на использовании слова variety в данном высказывании.

Таким образом, слова variety, diversity, range существенно различаются по своим смысловым признакам. Все исследуемые субстантивы вносят информацию о наличии в ряду объектов одной качественной определенности. Вместе с тем, существенно отличаются сами характеристики объектов, составляющих ряд. Фиксация и дифференциация этих различий представляется чрезвычайно важной, поскольку позволяет нам правильно употреблять данные единицы в речи, обращая внимание на характер осуществляемого коммуникативного акта.

Литература

  1. Аристотель. Соч. в 4 т. Т. 1. – М., 1975. – 550 с.

  2. Гегель Г.В. Энциклопедия философских наук. – М., 1974. – 452 с.

  3. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: Политиздат, 1991. – 560 с.


И.Ф. Егорова

2283365671406672.html
2283440199348569.html
2283478852807669.html
2283603014991683.html
2283739331984248.html